Соло. Звонко и беспечально

ЖИЗНЬ есть вечное преображение — от простого к сложному, от растущего к зрелому, от семечка к великолепной кроне и снова к плоду, полному семечек. От нас зависит, прервется этот поток жизненной энергии, или мы понесем его к новым горизонтам и пределам.

Вот так торжественно я начинаю недолгое размышление о книге Елены Николаевны Тарасенко «Соло валторны», вышедшей в конце еще 2016 года, но попавшей мне в руки совсем недавно. Уже на первых страницах читаем:

От беды, клеветы, печали,
От неверия в чудеса
Сотни раз меня защищали
Ваши прочные голоса…

Восклицая там, где немеют,
Жизнь латая мне и кроя…
Пусть за всё это, как умеет,
Защитит вас любовь моя.

В мире постоянных схваток за обладание жизненными благами эта хрупкая женщина с непростым жизненным опытом умудрена… Конечно же, любовью, но любовью перерастающей эмоциональность, обнаженную чувственность и осознающей, что именно она любит – урок кричащим: «Любят просто так, а не за что-то», — утверждение для безумцев, не различающих оттенки смысла и поддающихся зову «крови», а честнее говоря, гормонов.

Знаю, разные бывают увлечения,
Но с недавних пор все дамы будто спятили:
Подавай им боль, терзания, мучения,
Чтобы корчилась душа, как на распятии.

Я за радость — хоть духовную, хоть плотскую!
За улыбки, а не кислые рыдания!

Мне плевать на пятьдесят оттенков серого.
Я нуждаюсь в десяти оттенках яркого.

Вот так поэт и переводит Любовь из области темных томлений к Свету Разума, который, как утверждают древние учения, скрывается в Сердце. Говоря чуть иначе – Любящий Разум Властвует Жизнью, стоя в ее центре, как на полюсе, вокруг оси которого вращается все изобилие жизненных явлений. И Елена Николаевна говорит в стихотворении в прозе без прикрас:

Должна же любовь отличаться от истерики.

Тарасенко не просто переживает жизнь, она осознает ее «трезво и здраво», и как поэт, и как ученый – ее перу принадлежат книги и для студентов, и преподавателей, она доцент кафедры философии, культурологии и религиоведения! Кому, как не ей, чуть возвышаться над оренбургским культурным круговоротом! Насколько я знаю – и насколько вижу в ее стихах – она меломан, и страсть к музыке от классики до «Раммштайна» вылилась в «Песню однокурсника» (Переведи меня через рубеж), «Марсианскую лирическую» (Ты ждешь, Аэлита, от друга визита…) – чтобы написать на готовый мотив новый текст, надо все-таки располагать особым чувством ритма, уметь находить общее в движениях нот и гласных, и Елена-любитель-мелодики повелевает звучащим потоком уверенно и продуманно одновременно, ведь не зря же говорит в стихе «Отрывок»:

Уточни этот образ до нот, до штрихов,
И впечатай в сознание старое,
Распустившее рой вольнодумных грехов
В суете, а не в страхе пред карою.

При всех своих талантах и достижениях Елена чувствует себя по-женски незащищенно, богатый ум, скажем так, не кричащий о Вере, а тихо шепчущий о ней.

Ты лишь тонкий и порывистый эскиз,
Только нитка из огромного холста,

– но из этого ощущения своей малости во Вселенной выводит мудрость настолько же бытовая, насколько бытийная:

В колодце, который вы сейчас видите, пытались утопиться десятки людей. Сотни рыдают возле него. Тысячи считают его сакральным. А я просто хожу к нему за водой.

Капли света на исчезающей улыбке – такой предстала мне поэт Тарасенко в своих стихах без надрыва и истерики. Предстала, чтобы преобразиться силой своей любви к разуму.

Андрей Юрьев,
член Союза российских писателей