Апокалипсис? Сегодня?

ФИЛОСОФСКИЕ ЗАМЕТКИ АНДРЕЯ ЮРЬЕВА

Поскольку меня интересуют идеи и концепты в первую очередь, то во вторую очередь меня интересует язык. И вот здесь как раз мы подходим к культуре, потому что я воспринимаю культуру как языковое поле.
Александр Дугин

Александр Дугин вновь выступил с заявлениями о характере происходящих изменений в ноосфере. Согласно его утверждениям, аполлонический и дионисийский типы логоса в философии необходимо дополнить для понимания цивилизационных процессов Темным логосом, логосом Кибелы – в его описательных рамках материя обладает свойствами самодвижущихся сил и создает формы и порядки. Пожалуй, это первая попытка включить в поле философской мысли женское начало, доселе только претерпевавшее воздействие Логоса С Большой «Л», влияние Бога. София, Вечная Премудрость, рассматриваемая некоторыми как Вечная Женственность, – всего лишь один аспект Бога в сложной христианской идеографии.

Пусть так, но что если иначе проследить путь развития парадигмы, открытой Ницше?

Юнг развил учение Ницше о борьбе в каждой душе, упрощенно, строго упорядочивающей всё, просветляющей, проясняющей аполлонической силы и силы туманящей, внезапно выбрасывающей потоки энергии, поглощающей солнечное начало и превращающей в лунное. Точнее, Юнг пересмотрел парадигму диалектического противостояния и взаимодействия двух этих стремлений, рассмотрел с применением идей психоанализа. Аполлоническому типу соответствовал мыслящий психотип личности, дионисийскому – чувствующий. Но Карл Густав пошел дальше и утвердил представление не только об этих рациональных типах психики, но и об иррациональных – ощущающем и интуитивистском. Как я уже писал однажды, трансформации «архаика – модерн – постмодерн» приводят к революции, бунту против доминирования мыслящего типа психики и выводу на мировую культурную сцену сенситивов, а воспевания «feelings, feelings» заменяются коллекционированием раздробленных ощущений. В соцсетях и разговорах молодежи они теперь выглядят, например, как присказка «то чувство, когда» происходит или переживается что-то. Вот только в действительности это не чувство, а осмысленный минимально концепт ощущений, микроматрица, паттерн, как-то «прилив огня к ногам», «искры на кончиках пальцев», «мурашки» (о потрясающих переживаниях). Так что точнее об этих раздробленных картинках мира говорить «то ощущение, когда».

Одним из знаков свершающегося бунта становится обилие натуралистичных изображений интимной жизни и насилия в новой литературе и кинематографе. Куски порнографии в драме ли, комедии ли уже не воспринимаются как нечто табуированное для широкого показа. Это именно сенситивизм, отвергающий разумный контроль действий и эмоций, да и не только. Чувство этими «картинками» не выражается, поток движений-поток ощущений вытесняет просветленное мыслью сознание и погружает в мир Кибелы, Темной богини глубоких слоев бессознательного.
Если бы целью включения в видеоряд был реализм ради реализма! Эти сцены, как правило, всё так же отражают опасность, опасность для психической целостности персонажа, угрозу его душевному миру, расшатывающую и лишающую уверенности в себе. И заканчиваются произведения такого рода, кстати, внезапным озарением персонажа: необходимо сделать то-то и то-то, «вот сейчас пришло», «накатило что-то». Сенситивизм открывает двери интуитивизму, который только начинает требовать свои права на равное с другими психотипами существование. Впереди – новое нашествие внешне смотрящихся как истерики, наступление внезапных перемен настроения и характера мышления волящих субъектов, индивидуумов, растущих личностей. Детям индиго, так называемым, большинство из которых интуитивисты, «которые напрямую общаются с информационным полем Земли, ноосферой», дали равные права в обучении с детьми «с особенностями развития», выражающими, как правило, свои впечатления о жизни как раз «клипированно», паттернами ощущений.

Эти особенности следует понимать, иначе неясно будет стремление маргиналов всех мастей прорваться в мир литераторов, мыслителей, политиков, социологов со своими невнятными идеюшками. Падение Великой Священной Традиции передачи знания о мире и человеке приводит к замыканию движения психотипов в кольцо. Низшие сословия претендуют на стаскивание высших представителей иерархии, сословия мыслителей, в горизонталь собственной анархичности, отвергают авторитеты и устоявшиеся концепты мышления. Это процесс мировой, процесс наделения разных психотипов равными правами, повторюсь.

Вопрос, стоящий перед цивилизацией, – сохранять ли иерархичный принцип построения обществ или нивелировать разницу между такими разными представителями меняющегося человеческого вида. Надо только понимать, что мышление, чувство, ощущение, интуиция – не просто иерархии внутреннего мира человека, а функции психики, превалирующие либо компенсирующие, в сочетании с экстра- и интроверсией дающие богатство «образов и подобий» типов души. В идеале им необходимо жить гармонично, упорядоченно.

Любые перекосы чреваты массовыми психозами.

Крушение принципа высшей иерархии уже приводит, например, к возникновению парламентских республик, где отношения внутри властных структур горизонтальны, и нет следа «властной вертикали», «суверенной демократии» и прочих подделок под традиционалистское общество.

***

Традиционалисты рассматривают эту борьбу психотипов как разрушение традиционного общества. Между тем невозможно поставить четкие знаки равенства между сенситивами и кастой вайшья, например, кастой ремесленников и торговцев, равно как каста брахманов – не только мыслящий тип, но и интуитивистский. А христианская философия, точнее, скажем, идеография? Апокалипсис, Откровение не содержит практически ни одной созданной аналитически строки, всё озарение, всё интуиция, всё Символ.
Я предлагаю решить этот вопрос неравенства парадигм соотнесением их как раз с символической ценностью. Ощущения, сугубо индивидуальное восприятие их, ценны лишь тогда, когда символично, соотнесено с выходом за пределы даже коллективной целостности и вплетается в сверхчеловеческое. Мир вкусовых удовольствий, например, закрытый для монашеского сословия всех религий мир телесности, передаваемой в ноосферу, ценен лишь постольку, поскольку может быть символическим процессом космического движения, и уже в мире Символов возможно понять – нет, напрямую пережить! – его значимость.

Чистое мышление, чистый разум, к сожалению, – всего лишь одна из четырех психических функций, и без воли она недееспособна.
Тем более, если ее работа не приводит к переживанию преображения целостности Космоса, преображению ко все новым и новым состояниям – сегодня известно, что Вселенная, как и Личность, находится в непрестанном динамическом становлении чем-то новым. Взрывающиеся звезды несут смертельное излучение в соседние галактики, звезды кино и музыкальной сцены своими выплесками цитат и мемов будоражат общество, политики одной улыбкой меняют отношения между странами.

Нам нужна Общность.

Общность, объясняющая, почему каждый из нас – человек, в своих правах потенциально равный другому. Общность, которая объяснит, почему Человек Разумный может считаться таким лишь относительно. Уже относительно.

Мультикультурализм и многополярность ведут к многообразию форм воплощения воли, но разве не был человек при зарождении своем начатком индивидуального начала внутри целостной общности?

Нам. Нужна. Общность.

Это выбор, если угодно, консервативной революции, это выбор традиционализма, это выбор человека перед лицом конца человека. Именно конца человека, не конца истории. Потому что дальше может наступить постистория.
Александр Дугин

Нашли, что припомнилось?