Издания наших дней

Гудвин- XXI, постковидная версия

В издательском центре МВГ вышел антиутопический рассказ Сергея Макарова «Боги изумрудного города». Книга была издана Оренбургским региональным отделением Союза российских писателей в рамках реализации социально значимого проекта «Всероссийский семинар-совещание молодых писателей „Мы выросли в России“» с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов. Автор произведения признан на этом семинаре лучшим в номинации «Фантастика».

2020 год настолько крепко встряхнул каждого из нас и весь мир в целом, что тексты, выдержанные в фантастическом ключе, стали восприниматься совершенно по-иному, в некоторые моменты почти как документальная проза. Любая из литературных антиутопий, даже самых безудержных, нынче хотя бы наполовину реалистична. Миллиарды людей вынужденно расползлись по своим виртуальным убежищам, поэтому сегодня у рядового читателя больше не вызывает ироническую улыбку такое наименование должности, как «начальник отдела ощущений», и легко верится, что если пульс превысил показатели нормы, можно техническим путём «включить безмятежность четырнадцать». А уж мотив бешеного варьирования и переделывания реальности нам знаком особенно близко: публикация собственных фото без предварительной обработки уже лет пять считается либо вульгарным наплевательством, либо тихим подвигом. 

Мы ежедневно убеждаемся в парадоксальном слиянии сказки с былью. Виртуальное общение, откровенно говоря, в подавляющем большинстве случаев представляет собой какую-то издевательскую легенду, пародию на древний миф, притом с непременным участием оборотней и досаждающих многоголовых существ. Ты видишь имя и фамилию, но у тебя нет ни малейшей уверенности, что, к примеру, Аббас Фаттыхов за пределами интернета не является Николаем Кологривовым, или твоей разобиженной соседкой по этажу, или девятилетним внуком этой соседки, оказавшимся возле её компьютера. Ты обнаруживаешь дурацкий комментарий в сетевой беседе, затем волею модератора он исчезает, но взамен возникают полдюжины аналогичных глупостей, вроде бы от разных пользователей, но в едином стиле, с одними и теми же орфографическими ошибками. Чем не лернейская гидра XXI столетия?

Известно, что хорошая проза не подсовывает ответы, а провоцирует спрашивать. После прочтения «Богов изумрудного города» в мозгу роится немало вопросительных знаков, уводящих весьма далеко от изначальной постановки проблемы. Стремление главного героя в реальность («Я хочу видеть мир без надстроек, покажи мне нулевой вариант») и его ошарашивающее знакомство с истиной – это ведь не только про отказ от виртуальности, точней сказать, вообще не про него. Готовы ли мы к правде? К стопроцентной, исчерпывающей и всегдашней? В историческом плане, в области личных связей с конкретными людьми, по поводу самих себя? Не обезумеем ли, когда её узнаем? Акцентированные переклички с образами Фрэнка Баума и Александра Волкова побуждают вновь заглянуть в их обширные сочинения. Ни одна по-настоящему значимая детская книга не предназначена исключительно для детей; как ни назови создателя великой иллюзии – хоть Оз, хоть Гудвин – ясно, что тема упорядоченного самообмана цепляет зрелый ум гораздо сильней, чем ребяческий.  

На протяжении всего рассказа Сергей Макаров пишет семантически плотно, с ощутимым, но не раздражающим текстовым ритмом, с постоянной опорой на контрасты: «В окуренном дымом зале, в окружении золота и чёрного дерева сидели лоснящиеся от роскоши посетители и со смаком вкушали изысканные блюда. Я снял очки. Вместо коротышки метрдотеля –  распахнутые двойные двери зелёного стекла, вместо золота и чёрного дерева – ячеистый бетон, залитый зелёной краской, вместо изысканной мебели – массивные пластмассовые кубы, высокие и низкие, столы и стулья. И люди, сосредоточенно поглощающие с пластиковых тарелок одинаковое зелёное желе». Проза поэтов привлекательней и удачней, чем стихотворные попытки прозаиков, таков негласный литературный закон. Стихи же у Макарова чрезвычайно различны по всем параметрам, однако четыре строки из разряда «на века» он, безусловно, уже отчеканил:

В моей шкуре сегодня страшно:
Я свернул в себя мир добровольно
И горю, наполняясь сажей,
Но кому-то теперь не больно.

И это прекрасный творческий девиз, который, надеюсь, не перейдёт из «второй реальности» в первую. 

Елена Тарасенко,
Союз российских писателей

Елена Николаевна Тарасенко родилась в Оренбурге. Окончила Оренбургский государственный педагогический институт, преподавала гуманитарные дисциплины в школе. Учитель высшей категории, кандидат педагогических наук, 18 лет проработала на кафедре философии, культурологии и религиоведения ОГПУ. Публиковалась в альманахах «Башня», «Гостиный Двор», «Паровозъ». Член Союза российских писателей, победитель областного литературного конкурса «Оренбургский край – XXI век» в номинации «Автограф» (2011), лауреат литературной премии имени П.И. Рычкова в номинациях «Поэтическая книга» и «Выбор читателя» (2017). Автор двух педагогических монографий и четырёх поэтических сборников. Живёт в Оренбурге.

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ
5 из 5 звезд. 2 голосов.
59082409