Издания наших дней

История празднования Нового года в Оренбуржье

В 1699 году Указом Петра I в России было введено новое летоисчисления – от Рождества Христова, а Новый год стали праздновать с 1 января.

В том же указе Петр I настоятельно рекомендовал посвятить праздник семье, кататься с горок, веселить детей и «не учинять мордобоя и пьянства». В это же время появилась мода на праздничное украшение домов и улиц ветками деревьев и гирляндами.

 Первое торжество состоялось 1 января 1700 года в 12 часов ночи. Присутствующих поздравил Епископ Русской Православной Церкви Стефан Яворский.

 Новый год праздновали всей Москвой, а гулянья на Красной площади завершились грандиозным фейерверком.

Целую неделю большая проезжая и знатные улицы были украшены сосновыми, еловыми и можжевеловыми ветвями, такое же украшение было сделано над воротами. На Красной площади происходили огненные потехи и стрельба, зажигались хворост, солома и смоляные бочки.

Со временем Новый год стал одним из любимых праздников россиян. Он прочно вошел в жизнь нашего общества.

Сведения о праздновании Нового года в Оренбургском крае содержатся в периодических изданиях второй половины XIX века. Праздник отмечали весело. Оренбуржцы ежегодно устраивали ёлки, маскарады, балы и вечера.

 Популярной традицией стала встреча Нового года в общественном клубе с музыкой, танцами, ужином. Много людей участвовало в новогодних маскарадах. Детские ёлки, танцевальные вечера и театр были заполнены посетителями. На улицах люди гуляли пешком и катались на лошадях или на санях.

 Интересным был вечер кадетов старшего возраста первого кадетского корпуса – с оркестром, концертом, исполнением танцев.

 Жены губернаторов регулярно устраивали в Оренбурге пышные и запоминающиеся детские ёлки. Например, 2 января 1895 года Е.М. Ершова организовала в губернаторской квартире блестящий детский праздник со спектаклем. Юные артисты сыграли шутку Мансфельда «Не зная броду, не суйся в воду» и водевиль Андреева «Старый математик». Детей угостили чаем, конфетами, фруктами, печеньем и прочими лакомствами.

 Ёлка была в приютах и в воскресной женской школе, а со временем вошла в обычай и устраивалась в кадетских корпусах, в женском институте, собрании, в казармах для солдат и в других возможных местах.

 Аналогично тому, как сегодня перед новогодними праздниками беспощадно вырубают елки, так и в ХIХ веке «два раза в году — накануне Троицына дня и Рождества Христова, — начиналась беспощадная резня елок и берез в лесах и кустарниках».

 В газете «Оренбургский листок» были предложены пути предотвращения истребления леса: установление надзора за вырубкой; устройство одной ёлки на три-четыре семьи; бесплатные общественные ёлки для детей (их устраивали детские приюты, народные школы).

 В организации ёлок для детей участвовало Общество взаимного вспомоществования приказчиков, которое, по данным «Оренбургской газеты» от 5 января 1910 года, собирало множество народу. Детвора играла вокруг ёлки, а взрослые танцевали и играли за карточными столами в помещениях общественного собрания.

 По сведениям газеты «Оренбургская жизнь» (выходила с декабря 1913 года) рекламные объявления предлагали горожанам приобрести к новогоднему празднику подарки: золото, бриллианты, часы, серебро, «Флорентийские духи» производства химико-фармацевтической фабрики «Р. Кёллеръ и К», «елочные конфекты и пряники» и мануфактурные товары.

 В декабре происходили предпраздничные дешевые распродажи.

Торговый дом «Павелъ Ишковъ с сыновьями» предлагал купить сладости, а торговый дом П.А. Смирнова – алкогольные напитки. Наряд для праздника можно было приобрести у братьев Лескъ.

При этом главный праздник приходился на православное Рождество Христово – 25 декабря, а Новый год в дореволюционный период праздновали более скромно.

После Октябрьской революции 1917 года никаких специальных мер, запрещающих рождественские ёлки, большевики не предпринимали, но с 1925 года началась плановая борьба с религией и с православными праздниками. В 1929 году был отменён праздник Рождества, он превратился в обыкновенный рабочий день. Вместе с Рождеством отменялась и ёлка.

 «Конец неправильному осуждению ёлки» был положен в 1935 году. 28 декабря в газете «Правда» появилась небольшая заметка, подписанная кандидатом в члены политбюро ЦК ВКП(б) П.П. Постышевым: «Давайте организуем к новому году детям хорошую ёлку!». Автор призывал комсомольцев и пионерских работников в срочном порядке устроить под Новый год коллективные ёлки для детей. «Предложение товарища Постышева» было принято к сведению молниеносно, и 31 декабря 1935 года на прилавках магазинов, согласно сообщениям в прессе, уже появился «расширенный ассортимент ёлочных украшений». Кафе, рестораны и крупные заводские столовые вновь готовились к организации ёлок в своих помещениях. Так в течение четырёх дней был возрождён дореволюционный праздничный обычай. В конце 1935 года ёлка была превращена в новый праздник, получивший простую и чёткую формулировку: «Новогодняя ёлка — праздник радостного и счастливого детства в нашей стране».

О праздновании Нового года в Оренбурге в советский период можно узнать из газеты «Оренбургская коммуна», которая показывала картину традиций новогодних праздников. «Ежегодно в Оренбурге, накануне праздника, открывался большой новогодний базар, который действовал до середины января. В павильонах, ларьках и палатках продавались елочные игрушки, спортивный инвентарь, школьные принадлежности, конфеты, шоколад, пряники и другие товары» («Оренбургская коммуна от 9 декабря 1936 года).

Для взрослых и для детей организовывались утренники, карнавалы, маскарады. Дети принимали непосредственное участие в подготовке праздника и организации ёлки, причем ребята готовились к празднованию не только для своих сверстников, но и для детей младшего возраста. В газете «Оренбургская коммуна» за 1936 г. опубликовано сообщение о подготовке праздника для малышей Оренбургской областной детской технической станции. Во время зимних каникул для ребят, как правило, устраивался новогодний вечер.

 В Советском Союзе празднование Нового Года приобрело идеологические черты. Так, в «Оренбургской коммуне» сообщалось о праздновании Нового года 31 декабря 1936 года: «В клубе имени Ленина организуется вечер встречи Нового Года. Приглашаются знатные люди – стахановцы оренбургского железнодорожного узла вместе со своими женами. Клуб декорируется лозунгами, световыми транспарантами, флагами, зал иллюминируется цветными лампочками. В фойе установлены новые скульптуры, изготовленные харьковской скульптурной мастерской. Художественные кружки клуба готовят концерт, подчиненный единой теме – «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее». В то время, когда стрелки часов остановятся на 24 часах, на сцене откроется семафор. Насторожится на стрелке старичок-стрелочник (1936 год). Подойдет паровоз с вагоном, из которого выйдет пионер, изображающий новый — 1937 год и сменит старика на стрелке. Загорится транспарант с надписью: «С новым годом, товарищи, за новые победы под знаменем Ленина — Сталина».

 Подвержены влиянию идеологии были и детские утренники: «29 декабря в детском очаге № 5 малышам была устроена новогодняя елка. В 6 часов вечера распахнулись двери зала, вспыхнуло электричество, и перед детьми предстала сверкающая елка. В восторге малыши захлопали в ладоши и, взявшись за руки, живой гирляндой закружились вокруг нее со звонкой песней. Ребята искренне веселились, глядя на нарядную елку. В это время в зал вошел дед Мороз. Впереди деда катился огромный снежный ком и, докатившись до елки, раскололся. Из снежного кома посыпались гостинцы. Со смехом ребята окружили Мороза, который щедрой рукой стал раздавать им подарки.

Присутствовавшая на елке делегатка всеармейского совещания жен командиров Красной Армии тов. Соломина рассказала детям о встрече в Москве со Сталиным, Ворошиловым, руководителями партии и правительства. При имени Сталина ребята хором закричали «Ура» и запели «Мы шлем родному Сталину наш радостный привет».

Детские ёлки проходили не только 31 декабря, но и продолжались еще после праздника на протяжении всей последующей недели. Елки устраивались в парке культуры и отдыха, на катке. Для школьников старших классов организовывались балы – маскарады.

Со временем традицией стала организация общегородской ёлки, которую «устраивал оренбургский горсовет на площади Дома советов 31 декабря. Площадь была богато иллюминирована, украшена ледяными колоннами с картинами зверей и птиц, гирляндами зелени и т.д. Елка высотою в 11 метров устанавливалась в центре площади. Она украшалась всевозможными игрушками и красиво освещалась. Вокруг ёлки разбивались площадки для детского и большого катков. Здесь же открывался новогодний базар с продажей елочных украшений» («Оренбургская коммуна» от 28 декабря 1936 года).

Таким образом, празднование Нового года прочно вошло в жизнь оренбуржцев и не претерпело коренных изменений до 2020 года (в связи с введением ограничительных мер в целях предотвращения распространения коронавирусной инфекции).

Материал подготовил Сергей Мотыженков

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ
5 из 5 звезд. 2 голосов.
59082409