Издания наших дней

10 вопросов о ярком и прекрасном: свет и тени, солнце степи, наследие древности и немного «альтернативы»

Сегодня в рубрике «10 вопросов» – беседа с членом Союза художников России, воистину искусной и оригинальной Ольгой Нагорной, известной не только в России!

  • Здравствуйте, Ольга! Честно скажу – я не сильно хорошо разбираюсь в живописи, мне либо нравится картина/портрет, цепляет чем-то за струны ума и души, либо нет. При оформлении альманаха “Аксаковский” для обложки были выбраны ваши работы – кони в степи с перелесками и спуск к Уралу с набережной. Очень интересное цветовое решение. Краски насыщенные, все залито солнцем, более оранжевым, чем желтым. Это такая особенность мировосприятия – главенство Солнца в картине жизни?

Прямо философский, даже библейский вопрос. Отсылаете меня к культу солнца у древних народов? Отчего мир такой яркий? Свет и цвет – основа и настроение любой картины, художественной фотографии. Именно драматургия света придает динамику форме и композиции. Всё зависит от освещения – и сюжет, и смысл картины. Свет – это тени, это настроение… Первое, что должен знать художник помимо прочих знаний – как работать со светом.

Свет – это кульминация! Можно идеально изобразить форму, любой предмет, но без света нет объема и жизни.

О роли света в композиции и форме

Преподаватели нам всегда говорили: «Работайте с освещением, от этого зависит тональность и колорит всей картины». Да и свет рассматривается не только как физическое явление, но и как духовная субстанция…

  • Приезжие художники, по слухам, говорили, что в Оренбурге особенные свет и солнце, оно яркое, радостное, но в то же время и беспощадное. Так ли это?

Да, у нас в Оренбуржье много солнца! Я много путешествовала по России и Западной Европе. Солнечные и пасмурные дни там активно чередуются, а в наших степях солнце «озолачивает» все! Это и выжженные раньше срока травы, и золотистая пыль повсюду, и загорелые обветренные лица… Такое у нас азиатское солнце – щедрое и беспощадное! Поэтому серые, приглушенные краски на картинах вступают в диссонанс с реальным солнечным миром в наших краях. Отсюда и предпочтение ярким краскам!

  • Впервые с Вашим творчеством я познакомился году в 1996-ом, когда Вы иллюстрировали так и не изданные сказки Юрия Козлова по прозвищу Суецыд, нашего архипанка всея Оренбуржья. У Вас и муж рокер, музыкант группы “Мельхиор”. Альтернативная культура это что для Вас? Приток, так скажем, большой реки под названием Искусство, или что-то другое, параллельный мир?

В начале 90-х закрылся художественный фонд и издательство «Южный Урал», где я работала после окончания художественного училища. В «свободном полете» тогда оказались многие, и часто был распространен «бартер». Многие помнят те времена – начало становления «рыночных отношений. Мне нужно было освоить одну из компьютерных программ, а ею отлично владел Юра, и взамен я пообещала сделать ему рисунки к его книге. Затея, конечно, до конца не осуществилась.  До этого я оформляла печатные издания в издательско-полиграфическом отделе «Южный Урал», и опыт в полиграфии у меня уже был. А так – самая первая книга, которую я проиллюстрировала, была «Благодарение» Надежды Емельяновой (Оренбургское книжное издательство). Потом иллюстрировала поэзию Вадима Бакулина и многих других.  

Об альтернативной культуре тогда и не слыхала, и до сих пор не понимаю толком, что она собою представляет… Просто любила слушать музыку по настроению. Только не попсовую «для ног», а ту, которая (выражаясь высокопарно!) способна поднять до высоты духа, или низвергнуть в пропасть! Это мощная оркестровая музыка или брутальный хэви метал. В юности я с упоением слушала hard-and-heavy и классические произведения русских и немецких композиторов. Это может быть и казачий хор, и эпическая композиция Manowar. Поэтому про альтернативную музыку мне трудно дискутировать, это надо что-то в ней понимать, а я руководствуюсь эмоциональным восприятием. Вообще, музыка она как океан – глубины ее не знаю, но чувствую…

С мужем мы вместе около 30 лет. Я бы не назвала его рокером (всё это ярлыки).  Мы просто живем, работаем, строим планы. Сергей продолжает заниматься музыкой, чтобы поддерживать форму и периодически выступает на концертах. Это позволяет «держать руку на пульсе». Среди друзей у нас много молодежи.

  • Когда я начинал работать дизайнером-верстальщиком, требования к профессии были несколько иные, чем сейчас. Кто видел перспективу дизайна, тот изучал специальные книги по искусству, журналы тематические. Сейчас можно получить профессию дизайнера, не уезжая из Оренбурга. Многие, называющие себя художниками, подались в эту сферу, основным заработком сделав рекламу. Вам не предлагают чего-то подобного: логотип разработать, фирменный стиль, или только искусство в жизни?

Не совсем понятно, что значит «называть себя художником». Называть должны другие. Зрители. Художник или дизайнер — это профессия. Этому учат и выдают соответствующие дипломы. Логотипы и прочую оформительскую продукцию приходилось разрабатывать, но очень давно. Заказов на это практически нет, сейчас я больше реализовалась в живописи и графике.

  • Первый номер альманаха “Аксаковский” украшен цветными вкладками с фотосессией поэтов литобъединения в славянских костюмах Вашего шитья. Костюмы это что, постоянный проект, особая линия в Вашем творчестве, такой возврат к корням, или просто увлечение?

Люблю разрабатывать костюмы. Безумно творческий процесс!

Самое сложное – найти человека, которому костюм подошел бы. Для меня это работа над образами людей из прошедших эпох.

О разработке костюмов

Бывает, смотришь на современника как-то обыденно, а оденешь на него костюм – видишь преображение. Человек даже двигается в нем по-другому! Это помогает прочувствовать людей того времени. Полезно в работе над картинами. Сейчас разрабатываю дизайн костюмов в «Зверином стиле» для фотопроекта «Сарматы – легенды степи».

Фотосессия в Доме литераторов для альманаха “Аксаковский”
Древняя Русь и современных девушек красит!
Вера Филиппова, Диана Кан, Ольга Нагорная
  • Поступают ли Вам заказы непосредственно на иллюстрирование книг – художественных, исторических? И можно ли нашим читателям и подписчикам на паблик обращаться к Вам с подобными вопросами, или Вы работаете только, скажем так, для хороших друзей?

Конечно, это же моя работа! Правда, не часто. Книг все-таки не так много издают, как об этом думают. Обычно звонят или пишут издатели из других регионов, спрашивают согласие на публикацию на уже готовые работы. Были заказы и от незнакомых авторов. В процессе работы над книгой автор становится мне другом.

Посудите сами! Я читаю его произведение, начинаю понимать его! Если не понимаю, то иллюстрировать не берусь. Ведь нужно погрузиться в мир писателя, выстроить диалог, прочувствовать и открыть содержание. В чем-то домыслить и добавить недоговоренное. Создать образ книги, чтобы, раскрыв ее, было ясно ее настроение, о чем она. Работа над иллюстрациями – это работа в тандеме с автором. Конечно же, мы подружимся в процессе.

Я очень люблю книги! Могу прожить без многих удовольствий, но без чтения – никак! Мне кажется, не читая, невозможно заниматься искусством!

О лучшем в мире занятии 🙂

Надеюсь в конце года провести юбилейную выставку и на ней представить, кроме картин, еще и книги, печатные издания разных авторов и издательств с моим оформлением.

  • Я с большим интересом ознакомился с произведением Егора Классена, якобы запрещенным к распространению на Западе одним из римских Пап, о происхождении самих названий сарматов/савроматов, аланов, гетов. Якобы степной народ был фактическим монополистом на производство СЫРОМЯТ, кожаных изделий и, в первую очередь, кожаных доспехов. Для литераторов, интересующихся взаимным влиянием языков и перетеканием звучаний из наречия в наречие, это не лишено смысла. А у Вас есть какие-то сведения на эту тему?

Как ни странно, не читала Классена. Да и мало читаю художественные произведения на историческую тему. Работа над «сарматами», а это еще и работа с культурным наследием, предполагает общение с профессионалами в этой области. Я обращалась с интересующими меня вопросами напрямую к археологам, которые исследовали курганы. Один из них показал мне фото, ознакомил с этапами раскопок Филипповского некрополя, и я увидела весь процесс изучения материальной культуры ранних кочевников. Ученый при этом сказал мне фразу, которая запомнилась: «Вот все, что ты видишь, то и есть!» А там горстка предметов рядом с костяком, и больше ничего!.. Иконографическим и письменным источникам древних историков не всегда можно доверять.  Ведь сплетни и домыслы, и политические воззрения в те времена тоже были. Представляете, какая это задача – из артефактов прошлого создать образы древних земляков наших! .Поэтому, ничего кроме археологических исследований, описаний, каталогов  мною не рассматриваются. Конечно, художник не ученый, нет претензии на истину, но на основе знаний он создает художественные образы и даже мифы.

Работа над проектом «Сарматы» свела меня с потрясающими людьми! Мне очень помогли наши историки и сотрудники Губернаторского краеведческого музея. Откликнулись ученые даже из других уголков России. Один из моих консультантов-историков (археолог, сотрудник   Государственного Эрмитажа, преподаватель в Академии художеств Санкт Петербурга) дал мне направление, написал письмо-напутствие: «В деталях хорошо опираться на знание археологии, но главное – душа кочевника. Рассказать о людях, о жизни того времени! Создать образы из жизни. Размышления! А реконструкции сделать живыми, теплыми. Это не иллюстрации к чему-то там и чего-то там. Это из жизни. Свежесть и интерес!  Не стремиться иллюстрировать научные идеи и чьи-то фантазии». Правда, хорошо сказал?

  • Все-таки кто Вам ближе по духу, сарматы-степняки или более северные народы? Ведь само имя Ольга, если ничего не путаю, родственно варяжскому Хельга.

По духу близки и те, и другие! Жажда пространства, свойственная кочевникам, и стремление к суровой красоте северных лесов и гор одинаковы. Я люблю путешествовать. Получила приглашение сделать выставку в Санкт-Петербурге под названием «Славная Русь и Великая степь». Но из-за пандемии ее не удалось реализовать. Отложили…

Степная вольница.
  • Среди Ваших картин много изображений коней. Портрет известного в Оренбуржье классика поэзии – тоже с лошадью. Откуда такая страсть? Один из философов говорил – всадник уже по факту выше пешего. Будучи в седле, что Вы чувствуете? Все-таки, это немного архаика среди современных улиц, пластика, стали, машин… Хорс/Хорт – русский бог, символ которого огненный волк, мчащийся за огненным конем – катящееся по небу светило…

Ну, я конник с детства. С 13 лет в седле. Параллельно с учебой занималась конным спортом на ипподроме. Я много рассказывала о лошадях, но лучше картин рассказать не могу. Ну, как объяснить свои чувства, оказавшись в степи на коне?! Очень хорошо сказал об этом Паоло Коэльо: «В степи на коне. Меж тем с небес исходит ощущение Рая! Я без прошлого и без будущего, сосредоточенный на благодати созерцания неба, земли, людей. Я испытываю благодарность, за то, что живу на свете!» Примерно так… Я же, как смогла, попыталась раскрыть тему в рассказе о лошади «От варварства к цивилизации»  в своей книге «Меч сармата» (издана в Оренбургском книжном издательстве им. Г.П. Донковцева).

  • Для рубрики «10 вопросов» традиционно стало приведение в конце беседы текста любимого стихотворения. У Вас есть наилюбимейшее произведение? Или, может, песня?

О, их много! С детства люблю Омара Хайяма.  Его стихи цитировала моя мама. Папа же мне читал вслух Пушкина и Некрасова, еще тогда, когда я сама читать не умела. В поэзии, честно говоря, я не очень разбираюсь. Просто стараюсь ее прочувствовать.

Оренбургских поэтов очень люблю. Не один раз прослезилась, читая их строки в альманахе «Алый цвет», журнале «Гостиный Дворъ».

О поэзии

Они все для меня открытие, многие из них западают в душу! Поэтому не могу выделить что-то одно. Пожалуй, это самый трудный вопрос.

Со школьной скамьи в памяти держатся такие строчки, которые помню всю жизнь. Правда, не помню, кто автор:

«И чтоб после себя не корить
В том, что сделал кому-то больно –
Лучше добрым на свете быть,
Злого в мире и так довольно!»

Что невероятно сложно в нашем мире!

Ну вот и излила Вам душу! Кажется, и мысли привела в порядок….

С уважением,
Член Союза художников России,
Ольга Викторовна Нагорная.

Спасибо Ольге Викторовне за искренность. Ждем новых прекрасных работ!

Андрей Юрьев,
член Союза российских писателей.

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ
5 из 5 звезд. 3 голосов.

Нашли, что припомнилось?

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

59082409