Издания наших дней

10 вопросов о смысле жизни: баланс, превосходство или?..

И вот достаем вопросами Антона Горынина, драматурга, прозаика, завтра дипломированного сценариста, сегодня работающего в Доме литераторов методистом.

Антон Валерьевич Горынин – драматург, сценарист, прозаик. Родился в 1986 году в Оренбурге. Окончил филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета по специальности «Культурология». В настоящее время магистрант сценарно-киноведческого факультета ВГИК им. С.А. Герасимова (мастерская З.А. Кудри). Пьесы Антона Горынина неоднократно выходили в финал международных драматургических конкурсов. Лирическая комедия «Серая пьеса» вошла в очередной номер электронного «Дайджеста лучших пьес России» (Санкт-Петербургская гильдия драматургов, 2017 г.). Пьесы «Звонок» и «Мизантроп и Мизантропка» были поставлены в форме читок-перформансов Рязанским Центром современной драматургии в 2017 и 2019 годах. Короткие пьесы «Санитарка, или Как я решил жениться», «Связь прервалась» были поставлены в формате видеопостановок в рамках фестиваля коротких пьес «CoronaDrama» (реж. Д. Зыков и М. Шевцова, 2020). Автор монолога «Черепаховый стыд» для видеочитки в рамках проекта «Честно говоря» (реж. Е. Сальников, ВГИК, 2020). Соавтор сценария к короткометражному художественному фильму «Не Иван, или Как приручить Богатыря» (реж. Д. Шаблий, 2021). Автор трёх книг (проза, драматургия). Публиковался в журнале «Гостиный Дворъ», альманахе «Башня», электронной газете «Правды, 10» (Оренбург),  литературном альманахе «Складчина» (Омск), литературном приложении к «Независимой газете» «Ex Libris» (Москва). Лауреат Областной литературной премии им. С. Т. Аксакова и Региональной литературной премии им. П. И. Рычкова (2020). Лучший прозаик по итогам межрегионального семинара-совещания молодых писателей «Мы выросли в России» 2016 года. Победитель регионального литературного конкурса «Оренбургский край. XXI век – 2015» в номинации «Новые имена». Член Союза российских писателей. Работает ведущим методистом Областного Дома литераторов имени С.Т. Аксакова.

  • Антон, на мой взгляд человека с познаниями, далеко не сравнимыми с Вашими культурологическими, в текстах писателя Горынина (больше, чем у драматурга Горынина) есть нечто, роднящее их с литературой экзистенциалистов. Легкий налет абсурдности существования и никакой возможности персонажам повлиять на свою судьбу. Мне это показалось или действительно придерживаетесь такой концепции?

Специально никакой концепции я не придерживаюсь, просто пишу, как пишется. Экзистенциализм мне, конечно, близок. Абсурдность существования кроется, по-моему, в его бессмысленности. И да, я скорее фаталист, повлиять на свою судьбу человек по большому счёту не может, но вполне может изменить своё отношение к происходящему и к самому себе. 

  • Экзистенциализм как литературное течение берет начало (если вести речь о намеренном развитии темы) в философии Хайдеггера, говорившем об «оставленности», «брошенности» человека в этом мире, которому не поможет никто, кроме него самого. Вот эта ответственность за свое существование и принцип сознавания присутствия человека «здесь и сейчас» стали базой для экзистенциальной и динамической психологии. А у Вас человек подвержен влиянию чего-то неназываемого, никак не Бога и не Дьявола, но какой-то разрушительной силы, неумолимо ведущей к смерти, зачастую преждевременной. Вы сами-то веруете в наличие таких запредельных сил?

Я точно человек не религиозный. Но в некое высшее начало верю. Как говорил кинорежиссёр Луис Бунюэль, «слава Богу, я атеист». А что такое преждевременная смерть я вообще не понимаю. Человек умирает ровно тогда, когда приходит его время.

  • В одном из своих произведений Вы моделируете общество, переставшее читать и постепенно деградировавшее. Люди в нем стали изъясняться звуками, интонациями. Но! Эта тема уже разобрана Татьяной Толстой в романе «Кысь», сатирическом донельзя и пародирующим всё наше политическое бытие. Не страшились повторять «исследование» представляемой реальности? И что, неужели вы считаете, что прогресс может привести к такому печальному концу?

Речь, видимо, идёт о фантастической повести «Продавцы слов». Повторить кого-то я не страшился, напротив намеренно писал эту вещь так, чтобы она была похожа на все антиутопии сразу. Я сам всерьёз к этому произведению не отношусь, потому что это не полноценное произведение, а такой затянувшийся литературный этюд.

Думаю, что прогресс приведёт к печальному концу, если техническое развитие будет обгонять развитие ментальное, так, как это происходит сейчас.

  • Продолжая затронутое – общение даже с родными и близкими людьми становится все более аудиальным и визуальным без физического присутствия рядом, без невербальных сигналов, мы не видим иногда лица дорогих нам людей, не ощущаем запах, тонкие и умные энергии клубятся без выхода и обмена – не кажется, что главная проблема в этом – вынужденная изоляция по ячейкам огромных городов-муравейников?

«Города-муравейники» и вынужденная изоляция, конечно, виноваты. Но большой проблемы я здесь не вижу, просто меняется форма общения, способы коммуникации. Главное, чтобы общение было.

  • После одной моей попытки опубликовать на сайте «Правды, 10» психософское эссе о развитии идей Ницше и Юнга, где я сказал, что «мой Белый кит – воля», Вы ответили, что «мой Белый кит – баланс». Баланс чего, Антон? Вам не представляется, что мир держится на превосходстве, на дисбалансе в пользу инициативных, энергичных, «генераторов идей»? Какой вообще может быть баланс, равновесность, в Солнечной системе, где относительно маленькие планеты вращаются вокруг громадного светила? Что скажете?

Баланс – это то, к чему можно и нужно стремиться любому человеку, даже если он недостижим в принципе. Да здравствует баланс, «золотая середина», чувство меры во всём и всегда.  В ответе про «белого кита» я имел в виду именно это.

  • Трудно себе представить, откуда взяться балансу в произведениях, где доминирует некая катастрофа в жизни — персонаж повести «Собачки» падает с высоты, отвлекшись на восклицание прохожей, в драме о мизантропе и мизантропке главный герой рвет связи с социумом, но его насильно пытаются вернуть к общению. Прочитав этот сценарий, сразу захотелось спросить – Вы не путаете отвращение к человечеству с обычной интроверсией? Нет, я понимаю, что это ходовая нынче тема, молодежь разбегается по каморкам и самовыражается в Тик-Токе и комментах к постам в соцсетях, но все же. Как Вы относитесь к идее, что мизантропия – это не выбор модели поведения и судьбы как личной истории, это компонент психотипа?

Я-то хорошо понимаю разницу между мизантропией и интроверсией, но вот мои герои в пьесе «Мизантроп и Мизантропка» как раз этого не понимают. Из них двоих выживет тот, до кого дойдёт, что человеку всё-таки нужен человек, так уж мы устроены. Даже такой индивидуалист, как я, это понимает. Недавно на Ютуб-канале «ещёнепознер» вышло интервью с композитором Юрием Ханоном, который живёт затворником и тридцать лет практически не общался с внешним миром, тем более с прессой. Герой интервью резко противопоставляет себя обществу, но при этом то и дело заглядывает в глаза интервьюера очевидно в поисках сочувствия, одобрения и, самое главное, восхищения. Выглядит это трогательно и комично. А музыка у этого композитора потрясающая.

  • Немного о Вашей служебной обязанности как методиста Дома литераторов – контроль за контентом сайта «Правды, 10». Много текстов присылают? Приходится что-то отсеивать?

У меня нет прямой обязанности «контролировать» контент сайта «Правды, 10». Но я один из тех, кто читает и так или иначе работает с текстами, приходящими в адрес Областного Дома литераторов им. С. Т. Аксакова. В том числе в рамках отборочных этапов Всероссийского семинара-совещания молодых писателей «Мы выросли в России» и нашего ежемесячного поэтического конкурса «Стихоборье». Присылают много всего. В основном, присылаемое (не буду стесняться в выражениях) – треш и графомания. Но бывают и интересные вещи. Интересного несравнимо меньше, чем неинтересного. Всё интересное мы отбираем и рекомендуем к публикациям либо в электронном формате на ресурсах Дома литераторов (к коим относится и газета «Правды, 10»), либо на страницах оренбургского литературного журнала «Гостиный Дворъ».   

  • В пору моего становления как писателя были еще живы остатки коммунистической идеологии, социал-демократии, им противопоставляли новый, либеральный демократизм. Сейчас много говорят о безвременье, об отсутствии цели жизни российского общества. Вы как «инженер человеческих душ» можете резюмировать свои ответы – зачем жить?

Повторюсь, убеждён, что глобально смысла в жизни нет. Так что пусть каждый выбирает себе условный смысл жизни и живёт. А хочет, пусть живёт без смысла. Так даже, наверное, естественнее и правильнее будет.

  • Ваша учеба во ВГИКе. В ходе обучения появилось осознание – драматургию люблю больше, чем прозу? Или и здесь «баланс»? 😊

Я даже не ставил это на весы, прозу и драматургию. Драматургия мне нравилась и нравится больше. Скажу крамольную для сотрудника Дома литераторов вещь: мне вообще больше нравится театр и кино, чем собственно литература. (Хотя литература, безусловно, величайшее из искусств.)  А за несколько лет учёбы на сценарном факультете я окончательно понял, что у меня мышление киношника. Писать для экрана мне интереснее, чем писать прозу или что-то для сцены. Сейчас сам вижу, что «монтажность» моего мышления сквозит и в моих прозаических произведениях, и в театральных пьесах. Писать буду и то, и другое, и третье, но любые мои тексты на поверку всегда будут «движущимися картинками» нарисованными буквами.

Кроме того, последнее время есть ощущение, что внутри меня живёт маленький кинорежиссёр. Этот малыш ещё не родился, но и делать аборт уже поздно. Уже стучит ножками, хочет выйти наружу.

  • По традиции, в финале беседы – Ваше любимое произведение? Проза, пьеса, стихотворение?

Из прозы мне очень нравятся произведения Леонида Зорина, больше известного как драматурга, автора «Покровских ворот». Например, настоятельно рекомендую всем и каждому творческому человеку с амбициями прочитать маленький роман Зорина «Кнут».

С пьесами сложно. Который год отчаянно пытаюсь полюбить и понять современную отечественную театральную драматургию. Но не могу – скучно, пусто, раздражающе претенциозно. И чем дальше, тем хуже. Но что-то хорошее есть всегда и везде, навскидку могу назвать несколько имён современных российских драматургов, которых точно стоит почитать и посмотреть: Алексей Житковский, Василий Сигарев, братья Пресняковы, Ярослава Пулинович, Полина Бородина и, конечно, мой приятель, московско-оренбургский драматург Александр Тюжин (он же Павел Павлов, Владимир Зайцев).

Стихами интересуюсь меньше всего и плохо в поэзии разбираюсь. Но есть одно любимое стихотворение Велимира Хлебникова:

Из мешка
На пол рассыпались вещи.

И я думаю,
Что мир —
Только усмешка,
Что теплится
На устах повешенного.

Если бы я положительно относился к татуировкам, наколол бы эти строки на каком-нибудь из своих запястий.

Благодарим Антона за интересное общение и работу во славу оренбургской литературы!

Андрей Юрьев,

член Союза российских писателей,
редактор сайта «Алый цвет»

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ
5 из 5 звезд. 5 голосов.
Поделитесь с друзьями!

Нашли, что припомнилось?

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

59082409